Как мы дошли до жизни такой: новая жизнь европейских панелек

Когда сегодня мы слышим слово “панелька”, то у нас портится настроение, мы сразу представляем себе что-то ужасное. Панельки, или панельные дома, у советского человека ассоциируются с жильём низкого качества. Я, кстати, заметил, что сегодня это слово уже не обязательно означает, что дом был построен из панелей. Так говорят и про другие типы домов, пытаясь показать дешевизну и плохое качество работ. Здесь надо понимать, что сами по себе панельные дома ни в чём не виноваты. Например, сегодня в Скандинавии делают отличные дома из панелей, и никто не посмеет назвать их плохим жильём.

Но панельки в советском понимании себя дискредитировали. Однотипные унылые коробки плохого качества, которыми обрастали города, до сих пор вселяют ужас. И не только в нас. Ведь панельки были не только у нас. Они были и в Европе. В предыдущей части я рассказывал о послевоенном буме панельного домостроения: в 60-70-х годах прошлого века дома нового типа возводили по всему миру, начиная от Европы и заканчивая США и Японией. Но недолго музыка играла: с 80-х годов от панелек начинают планомерно избавляться.

Правда, не всегда избавление подразумевало снос. Некоторым архитекторам неказистое наследие послевоенных лет казалось не таким уж безнадежным. Дома подвергались масштабной реконструкции, превращаясь из серого безликого набора панелей во вполне приличное жильё. Такая реконструкция – достойная альтернатива нашей реновации, поэтому хочу рассказать и показать вам, как эта перестройка проходила в Европе, а в некоторых странах идёт до сих пор.

Германия

В ГДР панельки сформировали большую часть жилого фонда страны. Именно здесь была разработана самая крупная и амбициозная индустриальная система жилищного строительства во всей Восточной Европе, получившая название WBS 70 (сокращение от Wohnungsbauserie 1970, Wohnungsbauserie – название системы корпусов). За два десятилетия, с 1970 по 1990 год, по системе WBS 70 было построено почти 650 тысяч единиц жилья.

WBS 70 была разработана для максимальной унификации строительства, однако, в отличие от СССР, немцы не могли (а может, не хотели) обходиться без творчества в архитектуре хотя бы в минимальных его проявлениях, поэтому со временем стало появляться всё больше типов панелей, вариантов окон и фасадов. Во многих из них присутствовали эстетические элементы. У некоторых зданий были балконы, лоджии или эркеры. Даже представление о том, что квартира должна быть одноэтажной, больше не было таким уж абсолютным: количество двух- и даже трёхэтажных квартир росло. Появились углы, отличные от 90 градусов, что до 1970 года считалось в архитектуре смертным грехом.

Серия WBS 70 была популярна не только в Германии – целые здания поставлялись в Польшу, Югославию, Сирию, Египет, Мозамбик и Вьетнам. Считалось, что в контролируемых заводских условиях сборка зданий будет более качественной, чем на местах. 

Примечательна история города под названием Марцан – тогда пригорода, а ныне окраинного района Берлина. В начале 1970-х он стал одним из первых городов, градостроительный план которого полностью основывался на жилых комплексах нового типа, призванных решить проблему нехватки жилья в ГДР раз и навсегда. Взялись за Марцан основательно: за 120 дней было построено 120 единиц жилья, 45 детских яслей-садов и 51 политехнический колледж, 16 универмагов, 15 ресторанов и баров, 9 домов престарелых, 5 больниц, 8 общих отделов, 50 крытых спортивных залов и арен, 2 крытых общественных бассейна с саунами и 9 молодежных клубов. Такой скорости строительства даже в Советском Союзе не видывали.

К 1984 году Марцан стал крупнейшим районом жилой типовой застройки в европейской истории. Туда водили экскурсии, возили знаменитостей и почётных гостей ГДР. Но всего через 5 лет все эти ровненькие ряды панельных бараков становятся ненужными: стоило Германии воссоединиться, как панельки признали некачественным и не соответствующим современным потребностям жильём. Начинается глобальное переселение из массовой застройки Восточной Германии. С 15,3 миллионов человек в 1990 году население Восточной Германии сокращается до 12,5 миллионов.

Политики призывают к тотальному сносу жилых кварталов сборного типа. Но в итоге выбирают более щадящий метод действия – Normalisierung, то есть нормализация. Этот подход подразумевал превращение панельных бараков в цивильный пригород.

Для этого 11-этажные муравейники уменьшали до 3-4 этажей. Некоторые из них превращали в таунхаусы и дуплексы с отдельными входами для каждой квартиры. Здания изолировали пенополистироловыми панелями и покрывали штукатуркой свежих пастельных тонов.

С 1994 года в число проводимых работ входит ремонт крыш и бетонных конструкций, теплоизоляция, модернизация коммуникаций, установка отопительных систем с индивидуальными счётчиками и так далее.

Все вопросы по реконструкции решал собственник, а не государство, поэтому результаты модернизации были совершенно разными. Где-то собственник улучшал только энергетические показатели дома, а где-то проводил коренную реконструкцию целых кварталов, привлекая звёзд современной архитектуры.

Обратите внимание, как отделан первый этаж этих панелек и как модернизирован вход в подъезд. И не подумаешь, что этот дом построен почти полвека назад.

Некоторые дома всё же необходимо было сносить, чтобы на их месте появились парки и игровые площадки. Тогда выяснилось, что типовое производство, будучи инструментом быстрого строительства, ускоряет и снос. Построенные панель к панели, здания так и обрушаются “попанельно”. Строительный мусор после сноса выглядит удивительно упорядоченным: он состоит из тех же фрагментов, что использовались при строительстве. Площадки после сноса похожи на строительные десятью годами ранее, нет только заводов.

А самое интересное то, что отходы (если их можно так назвать), оставшиеся после такого сноса, отправляются не на свалку. Разобранные панели и списанные материалы отвозят в Чехию, Польшу и другие страны и повторно используют. Начиная с 2005 года из портов на балтийском побережье Германии время от времени выходили корабли, полные фасадных панелей, собранных после сноса восточногерманских зданий. Они направлялись в Санкт-Петербург и использовались при строительстве новых кварталов.

Лайнефельде

Ещё более яркий пример того, как можно сделать из хрущёвок красивое и современное жильё – немецкий городок Лайнефельде. Начиная с конца 90-х архитектурное бюро Stefan Forster Architekten модернизировало несколько десятков объектов социалистического наследия, да так лихо, что проекты брали международные архитектурные премии. Вот один из первых проектов в Лайнефельде, завершённый в 1999 году.

Непрерывные линии балконов и террас – они были пристроены к дому, чтобы увеличить пространство квартир. Каменная кладка на первом уровне, являющаяся продолжением фундамента и барьером между домом и улицей. В островках, созданных с помощью кирпичной кладки, обустроены мини-сады.

Взгляните для сравнения, как выглядел этот дом в 1970-х:

А вот здесь видно, как сейчас выглядит дом, которого реконструкция не коснулась. Разница колоссальная.

Или вот ещё один проект, выполненный в 2002 году. Шестиэтажку в Лайнефельде сократили на два уровня, расширили и уменьшили число квартир, чтобы сделать в новом жилье современные и удобные планировки. С помощью всё той же каменной кладки у дома создали собственные внутренние дворики. Ну не чудо ли?

Раньше выглядело это так:

Источник: Сайт varlamov.ru

 

Назад до списку
Вгору